Радия - Матвей Осенин. Я знаю тридцать имён девочек
Талисман. Авантюрный роман Татьяны Латуковой
Матвей Осенин. Я знаю 30 имён девочек  


Я знаю 30 имен девочек О себе любимом Балеринка Косичка Графиня Марми Дюбель Виола Карамелька Льдинка Осень Самба Терра Инди Эльф Самара Шери Кали Мальвинка Липа Англичанка Радия Аманита Тори Моргана Фати Коала Пандора Вивьен Тики-таки Зеро Оранж Вместо эпилога

Скачать книгу целиком в электронных форматах

От шестнадцати и старше

Матвей Осенин. Я знаю тридцать имён девочек

Радия

Я люблю посмеяться абсолютно над всем и над всеми. Есть лишь одна тема, смеяться над которой лично мне – не смешно. Мёртвый ребёнок. Есть специфический чёрный юмор, который обыгрывает тему детской смерти, но я не ценитель и не поклонник такого рода стёба. Не хочу слишком распространяться о сложной и непонятной для тех, кто не столкнулся с потерей ребёнка, теме. Скажу только, что для меня смерть ребёнка, которого я знал, стала шоком. И отдельным шоком стало то, что смерть эта случилось в семье моих друзей, которые для меня и для многих были примером верной и красивой любви, продолжающейся десятилетия.

Я не мог помочь друзьям. Я организовал похороны, машины, я договорился с копателями могил и поставщиками продуктов для поминок, я нашёл священника, и я ещё много чего сделал. Но это было лишь житейской суетой. Я не мог вытащить друзей из пустоты, в которой они оказались. Друг спивался, его жена изучала пособия по суициду, а все мои слова сотрясали космос, но не достигали потерянных разумов.

В кризисных ситуациях важно, чтобы в доверие к людям, потерявшим смысл жизни, не втирались разного рода бабушки-говорушки, тётушки-плакальщицы, подружки-горемычницы и прочего рода соболезнующие особы, которые не столько помогают людям вернуться к полноценной жизни, сколько утаскивают их в иные плоскости видения мира – и чаще всего в религиозный фанатизм. Есть и те, кто готов поживиться на чужой беде. Поэтому я изрядно насторожился, когда узнал, что некая женщина средних лет вдруг стала авторитетом для моих друзей. Ещё больше подозрений у меня возникло, когда я узнал, что они по указке новой знакомой перевели крупную сумму на какой-то счёт.

Не долго думая, я подгадал своё появление у друзей так, чтобы оно совпало с визитом подозрительной особы. И первое впечатление о Радии только закрепило мои опасения насчёт того, что друзья стали жертвой аферистки.

Умное, но неухоженное лицо с заметными морщинами, жирные волосы, зачёсанные в крохотный хвостик сзади, преувеличенно живая манера общения и молодо звучащий голосок с детскими интонациями наводили только на одну мысль: дамочка косит под этакую благостную и глуповатую бессребреницу, но намерена вытрясти из своих жертв всё до последней копейки.

Не столько оказывая любезность, сколько собирая информацию о потенциальной преступнице, я подвёз её до дома, и оказался озадачен нотацией, которую бодро задвинула мне в машине Радия. Оказывается, наняв друзьям домработницу, я способствовал развитию их депрессии. (Надо, видимо, было дать утонуть им в грязи. От этого их депрессия прошла бы сама собой.) Взяв на себя часть хлопот по оформлению наследства и переоформлению документов на квартиры, в которых ребёнку принадлежали доли, я лишил друзей стимула выбираться из дома. (Надо было столкнуть бабушек-дедушек с обеих сторон в жёсткой битве за то, чтобы недвижимость досталась им, а не «подлой гадюке» или «гнусному мерзавцу», которые не могли за себя постоять.) И так далее, и тому подобное. Как минимум, высказывания Радии были невежливы по отношению к чужому и впервые встреченному человеку, как максимум, наводили на размышления относительно наличия у неё того, что обычно называется интеллектом.

Но моя первая же попытка навести справки о новой знакомой привела к взрыву уважительного восторга у пожилого сотрудника органов внутренних дел. Затем я выслушал хвалебную оду от директора радиостанции, где эта знакомая трудилась. Потом меня направили к чиновнице от образования, которая была сдержанна и неодобрительна в своих оценках деятельности Радии, что окончательно убедило меня в том, что мои подозрения напрасны.

Радия - одна из тех женщин, которые всю энергию жизни вкладывают в попытки изменить мир к лучшему. Не в глобальном смысле. И не в стиле бравурных и громких благотворительных акций, о которых знаешь, но никак не можешь понять, где те облагодетельствованные сироты, о которых напечатано и сказано столько слов. Радия помогает абсолютно конкретным людям. С конкретными историями и именами. И помощь эта не является сбором свалки бэу вещей или клянчением денег «у богатых для бедных». Радия помогает искалеченным и сильно побитым жизнью людям найти своё место в этом мире. Найти работу, друзей, единомышленников.

Много позже выяснилось, что Радия со своей стороны тоже выяснила обо мне всё, что могла выяснить. Не так уж часто в нашем мире люди бескорыстно занимаются чужой недвижимостью. И совсем не редкость, что самые близкие люди норовят обчистить тех, кому клянутся в любви и дружбе. Поэтому она тоже немного заволновалась: что это за подозрительный типчик крутится вокруг очевидно уязвимых людей?


Время шло, друзья постепенно выбирались из депрессии, мы время от времени пересекались с Радией, и, в общем, были не слишком интересны друг другу. Пока однажды мы не встретились в том месте и в такой обстановке, где никак не рассчитывали увидеть друг друга. На мне вместо обычных джинсов и толстовок было что-то элегантно-дорогое костюмное, на ней вместо джинсов и свитеров отлично сидело сшитое на заказ вечернее платье. Посмеявшись над взаимным удивлением, мы станцевали, выпили, поболтали и самым естественным образом продолжили приятный вечер у меня дома.

В ту ночь я и назвал её Радией. В честь первого радиоактивного элемента, а вовсе не потому, что она фанатка болтовни в микрофон. Страсть Радии – это незаметная сила, которую невозможно обнаружить, пока вы не обнаружите сияние собственного тела и постукивание датчиков радиации. Шквал эмоций и чувств, который подстерегает наивного мужчину, привыкшего к лёгким «пуканиям» разных там гранат и мин, вполне себе потянет на атомный взрыв. Или даже на термояд. А после взрыва обнаруживаются признаки поражения мозга лучевой болезнью: хочется обратно, вот под то нестерпимое и убивающее сияние невидимых лучей.

Я не могу объяснить этот эффект в каких-то понятных словах. В смысле техники это был обычный секс с традиционными позами и ласками. В смысле наличия каких-то возвышенных чувств было полное отсутствие таковых: два взрослых человека собрались потрахаться, какие ещё чувства? Ничего вдохновляющее-альтернативного я не ел, не пил, и не употреблял ни в каком виде. И всё же меня накрыло мощной эмоциональной волной остроты счастья от того, что эта женщина здесь и сейчас со мной, от того, что меня бьёт чувственным током от прикосновений к ней, от того, что я оказался причастен к этой тайне мироздания.

Утром меня ждал сюрприз, поскольку Радия небрежно заявила мне, чтобы я ни на что не рассчитывал. К долгим отношениям она не способна, к семейной жизни у неё пожизненная аллергия, так что я могу ей, конечно, позвонить, но она не может ничего обещать. Похихикав мысленно над собой, я послушно кивнул, а придя в себя дня через два после головокружительного свидания, решил, что у меня, видимо, был припадок сумасшествия.

Сумасшествие повторилось и во время второго свидания, и во время пятого. Я придумывал множество разных способов попытаться отвлечься от воздействия Радии, но проблема в том, что от радиоактивности лучше всего спасаться или где-то далеко от эпицентра взрыва, или в надёжном бункере. Если же вы хотите любоваться разными взрывными эффектами, то вас зацепит, сколько вы не будете отвлекаться на разные мысленные неприглядности.

 

Увы, большинство мужчин, испытавших на себе силу этой женской радиации, пытались спастись от неё методами подавления взрыва, то есть моральным давлением. Я подозреваю, что в одном случае имело место и рукоприкладство, но Радия мне об этом не рассказала, а ловить её на неувязках мне вроде как было незачем. Оба официальных мужа Радии не справились с лучевой болезнью. Один просто спился, другого заманила к себе секта. Ещё один гражданский муж пытался покончить с собой. Ни один из этих бедолаг так и не смог оправится от того, что Радия их бросила. Хотя бросала она их по одной причине: надоедало слушать о том, что этот несравненный мужчина осчастливил несчастную дурнушку своей благосклонностью.

Почему она всегда выбирает в качестве спутников жизни таких мужчин? Повторяет пример матери и отчима. Понимает всё, знает, что тупо следует неверному шаблону поведения, осознаёт, что одними и теми же уже проигранными сценариями сама ведёт себя к неминуемому разрыву, но изменить сценарий не может. Пытается, но не получается.

А как только речь не идёт о совместной жизни, у Радии и слова другие, и улыбки, и вообще она вполне себе может блеснуть, поскольку совсем даже не дурнушка.

 

Радия огорошила меня одной житейской просьбой, которая и озадачила меня, и в некоторой мере растрогала. Поскольку ни одного мужа Радии нельзя было привести в приличное место без опасений какого-нибудь жуткого конфуза, не мог ли бы я стать посажённым отцом на свадьбе её дочери? Я, конечно, не дотягивал по возрасту до отца этой самой дочери, но важен ведь не возраст, а представительность, вальяжность и прочая подобная мишура. Я согласился, поначалу восприняв просьбу с немалой долей юмора. Но пришлось посерьёзнеть, когда я вник в свадебные проблемы.


Дочь Радии собралась замуж не за кого-нибудь, а за сынка нуворишей с Рублёвки. Сынок этот получил образование в Англии. И помимо блестящего знания английской литературы, прочтённой в подлинниках, этот достойный молодой человек вывез с Запада много диких и непонятных родителям идей вроде того, что красть – плохо, обжорство – грех, а жениться надо по любви.

Двух младших отпрысков нувориши быстро забрали из вредной для русских умов Англии и отправили учиться по родным университетам, но тлетворное влияние Европы и старшего брата не прошло даром и для них. Они без колебаний приняли и поддержали увлечение брата какой-то замухрышкой с улицы. А ведь для будущего наследника уже невесту из банкирского дома просватали.

Сообщение о том, что сынок женится на нищей студентке, и никто не сможет помешать ему, привело будущую свекровь в состояние паники и злобного исступления одновременно. Угроза отлучить от дома и наследства не сработала. Сердечный приступ лишь отложил свадьбу. Компромат на невесту, на скорую руку состряпанный по заказу мамы, оказался настолько глуп, что лишь насмешил жениха. Делать нечего, свадьбу назначили. Но для всех было ясно, что регистрация брака станет лишь официальным объявлением войны.

После пары разговоров с невестой и знакомства с женихом я понял, что мне представился случай проявить во всей красе свой режиссёрский талант. И я поставил довольно сложный в организации спектакль.

Во-первых, нуворишка вдруг заподозрила, что стала объектом интереса со стороны неизвестных лиц. Конечно же, глава семейства получил заверения от силовых структур, что никто из сотрудников этих структур не пасёт его супругу, а если бы её пасли разные нехорошие люди, то они бы об этом знали. На всякий случай три разные структуры попасли нуворишку, заметили друг друга и решили, что вокруг этой богатенькой карасихи что-то затевается. Выяснили в итоге, что это сама карасиха страдает паранойей, и отвязались. Но нуворишку это не слишком успокоило.

Во-вторых, я путём разных ухищрений организовал пустой разговор воинственной мамаши с одной из великосветских болтушек. Разумеется, болтушка затронула в разговоре тему свадьбы. Естественно, выслушала гневную тираду насчёт площадных проституток и уличной швали. После чего мимоходом удивилась смелости мамаши и дала осторожный совет быть осмотрительнее в выражениях. А то мало ли что. Разъяснять, чего именно может быть мало или много, болтушка не стала. Лишь выдала пару банальных идиоматических фраз вроде того, что незачем лезть на рожон. И резюмировала тем, что на месте нуворишки лично она бы гордыню смирила и радовалась бы, что мальчику так свезло.

Попытки озадаченной нуворишки хоть что-то прояснить в среде себе подобных ожидаемо не дали никакого результата. Кто-то поносил невесту не хуже самой мамаши, кто-то советовал смириться. И в большинстве советов нуворишке чудился тайный смысл.

Третьим шагом в укрощении мамашки стал выданный младшим отпрыском рассказ о странном происшествии. Вроде бы однажды некий парень осмелился на какой-то дискотеке распустить руки и похватать бедную студентку за разные деликатные части тела. И парня того через месяц после событий застрелили возле собственного подъезда. А об инциденте все дружно помалкивают. Только один из однокурсников проболтался, что есть у них слушок, будто ту самую студентку обижать нельзя. И подходить к ней нельзя. И заговаривать лучше вежливо и без всякой грубости. Почему так, никто не знает. Но мало ли что.

Сытая, бездумная, расслабленная жизнь в отсутствии каких-либо забот и интересов превращает женщин в глупые диванные подушки. (А мужчин – в потешные подушечки для битья.) Если же женщины изначально не были приучены мыслить самостоятельно, если потолок их читательского интереса – комиксы в интернете, то внушить им веру во что угодно не так уж сложно. Между гороскопами, гадалками, сплетнями и завистью к тем, кто кажется богаче и сытнее, всегда найдётся место для любой белиберды.

Первый акт моего спектакля посеял в диванной подушке подозрение, что от неё скрывают нечто важное и потенциально опасное.


Второй акт начался с того, что в свадьбу дочери Радии я вложил нехилое количество килобаксов. И нувориши, воротившие нос от будущей невестки, оказались немало изумлены размахом организованного карнавала, количеством икры и масштабом празничных фейерверков. Но особенно их впечатлил мой подарок - парный парадный портрет молодожёнов от одного ну очень дорогого художника (не имей сто рублей, а имей сто друзей).

На правах посажёного отца я по-пьяни (ну, по той самой моей вечной пьяни) внедрил в куриные мозги новорусской барыни-подушечки мысль о том, что их богатому семейству несказанно повезло. Ведь мезальянс со стороны несравненной невесты-принцессы никак не мог порадовать некоего таинственного покровителя Радии на самом-самом верху. Хорошо ещё, что он вообще не запретил девочке эту авантюру. (Вы же понимаете, девочка только номинально без отца. Разумеется, за ней всегда присматривали. И уж мне ли вам объяснять, что за этим кроется?)

Дав этим дрожжам немного побродить, я от всего сердца, по доброте душевной и из самых лучших побуждений дал новоиспечённой свекровке искренний совет. Ей бы надо немного присмотреть за сыночком. Наставить дитё на путь истинный, а то и совет материнский дать, как за женой ухаживать надо. Напомнить, чтобы цветочков там принёс, комплимент не забыл сказать. А то мало ли что. Вдруг обидится молодая жёнушка, а покровитель её известен своим крутым нравом. (Вот, например, мальчика, который плохо себя повёл с принцессой, покрошили в капусту прямо у подъезда. Не надо бы нам такого, да?)

Третий акт спектакля был уже чистой импровизации барыни. Поражённая до глубины души странным вывертом жизни нуворишка через месяц после свадьбы купила сыночку трёхкомнатную квартирку в центре. Чтобы молодые пожили отдельно. И чтобы её новая дочурка смогла почувствовать, что такое собственный дом. Бойкая же болтовня барыни во всех светских салонах о том, что она не нарадуется на невестку, посеяла в некоторых резонные сомнения в душевном здоровье барыни.

Всё же зря я не пошел в театральный.

Здесь, по идее должен был бы быть занавес и аплодисменты. Но житейские спектакли кончаются лишь похоронами. Время написало своё продолжение этой истории. Через год после свадьбы дочка Радии родила девочку. И я с изумлением констатировал перерождение диванной подушечки в энергичную и умную бабушку. Говорят, дети женщин утомляют и старят. Фигня. Есть женщины, для которых дети – всё равно, что эликсир молодости и силы. Выгнав невестку на работу, бабушка обрела новый смысл жизни в заботах о маленькой принцессе.

Заботы эти и по сию пору очень разумны и лишены каких-либо перегибов баловства и чрезмерностей. И заботы сами собой вышли за пределы памперсной темы. Бабушка купила издательство детской тематики. Бабушка организовала митинги за сохранение какого-то сквера в трёх кварталах от дома сына. Бабушка выступила в нескольких передачах, понося идею ювенальной юстиции. Наконец, бабушка полностью реорганизовала работу фонда, с которым было довольно много проблем у Радии. (Попробуйте не реорганизоваться, когда дородная и уверенная в своей абсолютной правоте новорусская барыня громким низким голосом заявляет вам, что вы лентяй, разгильдяй, и что вас сейчас будут пороть на конюшне.)

 

Ну а мы с Радией продолжаем встречаться. Я подсел на более-менее регулярные дозы радиации. И мне по-прежнему нравится болтать с сияющей в постели женщиной. Она словно окно в иной мир, где всегда кто-то болен, кто-то умирает, а кто-то сражается за добро против зла. Причём в этом случае добро - не мысленная абстракция в чужих замороченных мозгах, а самое банальное добро в виде улыбки ребёнка.

Я жду тебя, Радия. Приезжай.





© Матвей Осенин. Я знаю тридцать имён девочек
Книга о любви и сексе. Сборник эссе о женщинах, об отношениях мужчины и женщины.
Счастливые и не очень истории знакомств и расставаний, байки о женщинах.
 
Об авторе
Оставить сообщение
Карта сайта