Коала - Матвей Осенин. Я знаю тридцать имён девочек
Талисман. Авантюрный роман Татьяны Латуковой
Матвей Осенин. Я знаю 30 имён девочек  


Я знаю 30 имен девочек О себе любимом Балеринка Косичка Графиня Марми Дюбель Виола Карамелька Льдинка Осень Самба Терра Инди Эльф Самара Шери Кали Мальвинка Липа Англичанка Радия Аманита Тори Моргана Фати Коала Пандора Вивьен Тики-таки Зеро Оранж Вместо эпилога

Скачать книгу целиком в электронных форматах

От шестнадцати и старше

Матвей Осенин. Я знаю тридцать имён девочек

Коала

Коала – подвижная и общественно активная разведёнка, ценящая свою свободу, но не теряющая надежды устроить семейную жизнь с более-менее приличным мужчиной.

Подцепил я её в жеке, где она какое-то время работала на переборе цифр и перекладывании бумажек. Скажем честно, бухгалтерши из жеков – не совсем мой круг общения, обычно я всё же предпочитаю знакомиться с ухоженными красотками из сферы культуры и искусства. Но конкретно в этом случае устоять было невозможно. Коала сразу предложила свидание. Сразу у себя дома. И сделала она мне это предложение поразвлечься так уморительно просто и дружелюбно, что было решительно невозможно отказать её доброй улыбке.

Коалой я её прозвал из-за фантастически смешного мехового белья, которое она мне продемонстрировала на первом же свидании. Она решила поразить меня образом древней жрицы. Я действительно был поражен. Но насчет древней жрицы – это она себе польстила.

Коала – толстушка. Настоящий такой бегемотик в женском обличии. Сейчас она молода, и её кожа свежа, а складочки на теле кажутся умилительными и возбуждающими. Но со временем вся эта избыточная масса начнет работать против нее. Не в смысле привлекательности и сексуальности, а в смысле здоровья – сердца, почек, костей. Сексуальность рухнет уже после краха всего остального.

Увы, первый же мой наезд на избыточную массу тела, поставил вопрос ребром – или я с ней общаюсь без наездов на толщину талии, или отправляюсь восвояси. Я остался (собственно, тут все было просто – сложно наехать на толщину того, чего нет). Коала меня привлекала.

Я – мужчина плотного телосложения довольно высокого роста. В сексе с Коалой я впервые почувствовал легкие угрызения совести за довольно бесцеремонное обращение с некоторыми хрупкими и маленькими партнершами. А также ощутил странное удовольствие от совершенно натурального тискания любой женской плоти. Обычно я сосредотачиваю свое внимание на женской груди – её приятно потеребить или погладить, просто подержать в ладони. Но тело Коалы можно было мять в любом месте. И на этом теле были специфические эрогенные зоны.

Многие женщины испытывают оргазм, даже если ласкать только соски. А Коала была женщиной, которая кончала от ласковых поглаживаний внутри складочек под грудью. Она лишалась воли от лёгкой щекотки внутри складок под попой. И её здорово заводило присутствие какого-либо предмета в толстой складке внизу живота, над которой нависало брюшко. Меня это и веселило, и возбуждало. Плюс, с этим можно было поиграть и поэкспериментировать, а что может быть лучше чего-нибудь новенького?

Вымазав бегемотика маслом, включая все самые-самые глубокие складочки, я закладывал в эти складочки зёрна или горох, прокладывал их щекотящими пушистыми ленточками, втыкал в них греющие подушечки. Коала извивалась и молила о пощаде, а я заменял россыпь гороха на толстый валик из грубой холстины. И тихонько вытаскивал его, чтобы потом неожиданно вложить в складочку кубик льда.

До знакомства с Коалой я полагал, что в описаниях таких игр много преувеличений, но нет, моя толстушечка тащилась от любых подобных придумок.

Коала меня баловала. В её чистенькой квартирке меня всегда ждал какой-нибудь кулинарный сюрприз. Причем по мере того, как отношения переросли из случайных разовых в периодические и длительные, сюрпризы становились сложнее и вкуснее. Коала разорялась на разные виды постельного белья. Грубый лен сменял изысканный шелк, а потом я рвал тонкий ситец для того, чтобы поиграть в охотника на мамонтиху. Разобравшись, что меня не слишком впечатляет мода на платья, она сосредоточилась на демонстрации мне эротического белья.

Жаль, что мне тогда не пришла в голову мысль заснять всё это на видео. Стал бы богатым человеком.

Мне пофиг эротическое белье точно так же, как и платья. Я люблю нагих женщин, без глупых резинок, верёвок, сеток и кружев. Ко всему прочему среднее белье, как обычное, так и эротическое, часто выпускается из синтетики, которая неприятна на ощупь. Тянешься этак лапой к сиське в надежде испытать волнительное чуйство, а там нечто шершаво-колючее. Фу.

Но эротическое белье для Коалы я даже начал покупать сам. Смесь эротики и смеха – отличный коктейль для употребления в любых условиях. Вечер с Коалой в леопардовых стрингах с висюльками заменял мне целую цирковую программу. И не знаю, кто ещё из женщин был способен настолько вытряхнуть меня из контекста ежедневных будней. Встречи с Коалой были своего рода путешествиями в иное измерение, где люди иначе говорят, по-другому думают, а одеваются в самые чудные и диковинные финтифлюшки и бантики, какие только можно придумать.


Особую специфику измерению Коалы придавала её абсолютная бескорыстность. Её смущали мои подарки, она не рвалась «выйти в свет», она просто не думала о том, что может что-то попросить или потребовать у меня. Я ей нравился, и этого было достаточно, чтобы встречать меня с улыбкой и распахивать халатик, под которым пряталось обличие военно-эротического бегемотика или секси-медицинского гиппопотамчика.

Я заказал для Коалы два хороших деловых костюма и взял её с собой в забугорную поездку на выставку оборудования. И показал ей пару первоклассных шоу красоток с размерами много-много-икс-эль. (В родном отечестве ничего подобного просто нет.) Девчонки-танцовщицы привели Коалу в восторг, но шоу её разочаровало. Она сказала, что сценарий спекулирует на теме обжорства. Вместо подбадривания толстых получается вколачивание в них ощущения неправильности их внешнего облика и образа жизни. Я не стал спорить. Мне не до споров было.

Все четыре дня я чувствовал себя примерно как жук из известной сказки, которому гусеницы нашёптывают что-то о талии притащенной им девчонки. Меня не пнул только ленивый. Поначалу несколько обалдев от бесцеремонности обсуждения размеров моей спутницы, я быстро понял, как превратить это совсем уже в цирк. С моей подачи Коала легко сломала сидение одного «супер-пупер-девайса», рассчитанного на экстремальные условия работы. А она на него даже и усесться не успела. У одного хлипкого станочка Коала попросту оторвала ручку. Стальные стойки ещё одного образца прогнулись, когда Коала о них оперлась, причём в точности соблюдая то, что было написано в инструкции.

Технические отрасли бедны красивыми женщинами, да и вообще женщинами. Поэтому выставку сложного оборудования подчас можно спутать с каким-нибудь кастингом моделей. Наёмные красотки дефилируют по стендам и коридорам, демонстрируя между станками и промышленными комплексами свои длинные ноги и заметные сиськи. Расчёт идёт на то, что мужчины, заглядевшись на ноги и сиськи, заодно приметят и «машинки». Проблема, правда, иногда оказывается в том, что ног и сисек столько, что за ними просто ничего уже не увидеть.

Коала на фоне моделек выделялась примерно так же, как арбуз среди черники. На второй день с нами начали знакомиться, приглашать на семинары, спрашивать визитки. Самые смелые коммерсы приглашали нас на свои стенды. В основном, это были компьютерщики, полагавшие, что заменить клавиатуру – пара пустяков. Те же, кто припёр на выставку разного рода работающие образцы, срочно обклеивали стенды ленточками, запрещающими посетителям не только трогать пимпочки, но и вообще подходить близко.

Я получил такую рекламу, какая мне и не снилась. Как обычно и бывает в таких случаях, реклама эта была мне нафиг не нужна, но почему бы не поизводить нескольких конкурентов, начавших выяснять, что за умный пиарщик придумал столь блестящий ход?

 

Умным пиарщиком в моём романе с Коалой оказалась особа, о которой я долго не подозревал, пропуская мимо ушей чисто женский словесный бред типа «Манюська купила себе новые серёжки, потому что Ванюська упал со второго этажа, и теперь у Марьиванны есть отличная дачная мебель». Вообще, мужикам иногда полезно присушиваться к подобным извержениям слов, чтобы выхватывать из них женские имена. И сразу выяснять, кто из этих дамочек числится для любимой лучшей подружкой.

Оптимальный вариант, если такой нет. Самодостаточным женщинам лучшие подружки не нужны. У них есть от трёх до пятидесяти одинаково неважных подруг, с которыми они готовы перетирать все сплетни мира, но мнение этих подруг никогда не будет решающим в вопросе «как назвать ребёнка» или «куда поехать в свадебное путешествие».

Хороший вариант, если лучшая подруга есть, но осталась ещё со школы, живёт далеко, общение происходит в режиме поздравлений по электронной почте три раза в год. Это в реале то же самое, что предыдущий вариант, только с неким реверансом в сторону детской привычки.

Идеальный вариант, когда лучшие подружки дружат в варианте равноправия и равноуважения друг к другу, но я такое видел один раз в жизни, да и то не очень долго.

Плохой вариант – это когда ваша возлюбленная так или иначе зависит от того, что сказала подруга. Мы часто зависим от мнения родителей, коллег, близких, но в большинстве случаев эти мнения либо направлены на некое наше благо (пусть даже мы сами в этом не уверены), либо мы хотя бы подсознательно понимаем, что оно несёт в себе некий негативный посыл. Женская дружба опасна тем, что одна подружка может так или иначе здорово разрушать жизнь другой, а эта другая будет уверена, что никто, кроме добрейшей, милейшей, умнейшей – лучшей! – подружки её не любит.


В большинстве случаев дружащие женщины манипулируют друг другом и используют друг друга для решения сугубо своих личных проблем. Самый распространённый вариант дружбы – это сочетание двух противоположностей. Богатая будет дружить с бедной, красивая с некрасивой, умная с дурочкой. Всевозможные комбинации дают одной подружке чувство превосходства в одной сфере, в то время как другая ощущает своё несомненное лидерство в другой. Всё это замечательно ровно до той поры, когда рядом с одной из подружек появляется мужчина.

Мужчина – поле соперничества, даже если одной из подруг он в действительности не нужен. Мужчина – повод для зависти, и чем больше мужчина понравится лучшей подружке своей возлюбленной, тем хуже следует ждать от этой подруги подлянок. Наконец, мужчина – причина ревности, причём кого и к кому ревнуют, часто сложно разобрать.

Поэтому возлюбленных надо быстро и решительно ссорить с лучшей подругой. Или эта подруга поссорит вас с вашей возлюбленной. Или женит на себе. Или ещё что-нибудь отмочит, а вы только лет через цать вдруг сообразите, что сваляли дурака. (Или никогда не сообразите.)

 

В романе с Коалой я опоздал увидеть опасность со стороны Манюсеньки.

Манюсенька – этакая хрупкая фея, большеглазая, улыбчивая, симпатичная. Встреться мы в иных обстоятельствах, я бы, пожалуй, за ней приударил бы. Но в тот момент, когда мы всё же встретились, мне хотелось её просто ударить. Так, чтобы она кровь из носа по асфальту размазала бы и заскулила от боли.

Коала и Манюсенька познакомились на курсах продавцов туристических путёвок. И вместе поехали в какую-то ознакомительную поездку. А потом ещё куда-то поехали. Начали перезваниваться. И так далее. Для Манюсеньки добрая и безотказная Коала стала просто спасением. И развеселит, и песенку споёт, и поедет, куда попросят, и сделает, что скажут. Плюс отпугнёт любого парня, который не понравится Манюсеньке. Манюсенька же такая красивая, на неё все-все мужчины западают, и что бы она только делала без своей дуэньи. А Коала балдела от того, что Манюсенька время от времени лицемерно ставила подружку на одну планку с собой, вроде как выравнивая её шансы на встречу с принцем. Такая вот дружба получилась.

Ни в одном из кошмаров Манюсенька не могла представить себе, что Коала действительно сравняет шансы и закрутит роман с интересным мужчиной, поэтому долгое время рассказы обо мне выслушивала снисходительно-доброжелательно, воображая меня толстым, лысым, потным и неприятным типом. Фотографии с выставки повергли её в полуобморочное состояние. Во-первых, Коала и в деловых прикидах выглядела бегемотиком, но это был солидный и дорого выглядящий бегемотик европейского стиля. Во-вторых, рядом с Коалой обнаружился весьма представительный и несомненно интересный мужчина, который никак – ну никак! – не должен был достаться этой толстой, жирной, безобразной туше…

Реакция на шок была проста и убийственна. Лучшая подруга огорчилась легкомыслием и беспечностью Коалы. «Ты работаешь для него бесплатной шлюхой». «Ты потеряла своё чувство достоинства». «Ты разрушаешь себя». «Ты опустилась до низкопробной связи». «Тебе надо выбираться из трясины, куда этот мерзавец тебя затягивает». «Ты должна избавиться от своей зависимости от него». «Ты не можешь потакать своей сексуальной распущенности».

И коронное: «Он никогда на тебе не женится!»

Я встречался с Коалой не так уж часто, да и тратил время наших свиданий не на разборки, а на удовольствия и радость встречи друг с другом. Манюсенька впрыскивала яд в уши лучшей подруги ежедневно и порой по нескольку часов.

Однажды Коала, смущаясь и краснея, сообщила мне, что кто-то где-то предложил ей другую работу, поэтому квартиру поближе она сдала, а сняла другую, подальше. А мне будет неудобно ездить к ней туда, поэтому она уезжает насовсем. Нам надо прекратить отношения, потому что она хочет устроить свою личную жизнь, и на новом месте у неё есть шанс это сделать, а я буду мешать…

Я, конечно, разобрался, где сидят враги в засаде, но было поздно. Коала твёрдо и непреклонно решила выбраться из той трясины, куда я её затащил.

Из трясины она, может, и выбралась. Но личную жизнь так и не устроила.

Ей некогда. Она работает бесплатной няней для Манюсеньки.






© Матвей Осенин. Я знаю тридцать имён девочек
Книга о любви и сексе. Сборник эссе о женщинах, об отношениях мужчины и женщины.
Счастливые и не очень истории знакомств и расставаний, байки о женщинах.
 
Об авторе
Оставить сообщение
Карта сайта